Ошо о випассане


Медитация — это приключение, величайшее приключение, которое может произойти с человеческим разумом. Медитация значит просто быть, ничего не делая, — никаких действий, никаких мыслей, никаких эмоций. Вы просто есть, и это — полнейшее наслаждение.

Osho       Откуда берется это наслаждение, если вы ничего не делаете? Оно приходит ниоткуда, или оно приходит отовсюду. Оно беспричинно, так как бытие сделано из вещества, называемого радостью.
Медитация — это внутреннее проникновение в то, что все цели фальшивы. Медитация — это понимание того, что все желания никуда не ведут. Только медитация может вам тотально помочь, так как вы не выносите ее на чье-то рассмотрение, вы ставите ее перед вашей сущностью. Вы можете быть совершенно свободны. Вам не нужно бояться того, что подумают другие.
Медитация не является поиском просветления. Просветление приходит безо всяких поисков. Все те медитации, которыми мы здесь занимаемся, являются не чем иным, как попыткой растревожить ваш сон. Только медитация может освободить вас от обусловленности.
Сначала вы должны танцевать так, что в танце ваши доспехи отбрасываются. Сначала вы должны в радости кричать и петь, чтобы ваша жизнь стала более живой. Сначала вы должны очиститься, чтобы все, что вы подавили, было отброшено, и ваше тело очистилось от оксидов и ядов, и ваша душа также очистилась от подавленных травм и ран. Когда это произошло, и вы стали способны смеяться и любить, тогда — ВИПАССАНА для вас.

У медитации нет цели
Медитация входит в бытие только тогда, когда вы рассмотрели все мотивы и нашли, что их больше нет, когда вы прошли через весь круг мотивов и увидели их фальшь. Вы увидели, что все мотивы ведут в никуда, что вы продолжаете двигаться по кругу, оставаясь прежним. Мотивы продолжаются и направляют вас, заводят вас, почти доводят вас до безумия, создают новые желания, но ничего так и не достигнуто. Руки остаются пустыми, как и раньше. Когда это стало очевидно, когда вы посмотрели на свою жизнь и увидели, что все ваши мотивы терпят поражение…
Ни один мотив не был успешным, ни один мотив не принес никому блаженства. Мотивы — лишь обещания хорошего; так и бывает. Один мотив терпит поражение, и следующий приходит — и снова вам обещает… и вы снова обмануты. Вновь и вновь обманутые мотивами вы однажды вдруг осознаете — вы вдруг это видите, и само это видение есть начало медитации. В ней нет никакого зародыша, никакого мотива. Если вы медитируете для чего-то, тогда вы концентрируетесь, а не медитируете. Тогда вы остаетесь в мире — ваш разум по-прежнему заинтересован дешевкой, тривиальным. Тогда вы — мирские. Даже, если вы медитируете для того, чтобы достичь Бога, вы — мирские. Даже, если вы медитируете для того, чтобы достичь нирваны, вы — мирские, так как у медитации нет цели.

Сидение
Медитация означает посвятить несколько минут незанятости. Вначале это будет трудно — в начале это наиболее трудная вещь в мире, но в конце она станет наиболее легкой. Она так легка, поэтому она так трудна.
Если вы кому-то скажете просто сидеть и ничего не делать, он станет суетиться, почувствует мурашки на ноге или в теле случится что-то еще. Он становиться столь беспокойным, потому что всегда был чем-то занят, подобно машине. Зажигание включено, мотор работает, а машина никуда не едет, но мотор работает и все более и более разогревается. Вы забыли выключить зажигание. Вот что такое медитация: искусство выключения зажигания.

Дыхание; глубочайшая мантра
Дыхание входит, и пусть в вашем бытии отразится то, что дыхание входит. Дыхание выходит, и пусть в вашем бытии отразится то, что дыхание выходит. Вы почувствуете, как огромное молчание нисходит на вас. Если вы можете наблюдать, как дыхание приходит и уходит, приходит и уходит… Это глубочайшая мантра, которая когда-либо была изобретена.
Вы дышите здесь и сейчас. Вы не можете дышать завтра, вы не можете дышать вчера. Вам нужно дышать в это мгновение, но вы можете начать думать о завтра, вы можете думать о вчера. И тело остается в настоящем, а ум начинает скакать между прошлым и будущим, и возникает разрыв между телом и умом. Тело в настоящем, а ум никогда не в настоящем, и они никогда не пересекаются. Из-за этого разрыва возникает напряженность, беспокойство, боль. Человек напряжен, и это напряжение — тревога. Ум нужно вернуть в настоящее, потому что другого времени нет.

Ошо о Випассане
Сидя в молчании, начинайте наблюдать за своим дыханием. Самым легким способом наблюдать является наблюдение за ноздрями. Когда происходит вдох, чувствуйте, как он касается ноздрей — наблюдайте за ним в этом месте. Касание легче для наблюдения, дыхание будет слишком тонким; вначале наблюдайте только касание. Происходит дыхание, и вы чувствуете, как оно происходит: наблюдайте его. А потом следуйте за ним, идите за ним. Вы обнаружите, где находится точка, в которой оно останавливается. Просто где-то оно останавливается — на краткий миг оно останавливается. Потом оно снова направляется наружу, и тогда следуйте за ним, снова ощущайте касание, дыхание, выходящее из носа. Следуйте за ним, идите с ним наружу — вы снова ощутите точку, в которой дыхание останавливается на краткий миг. Потом снова начинается цикл.
Вдох, остановка, выдох, остановка, вдох, остановка… Эта остановка — самый таинственный момент внутри вас. Когда дыхание входит и останавливается, и нет никакого движения — это точка, где можно встретить Бога. Или когда дыхание выходит и останавливается — нет никакого движения.
Помните, вы его не останавливаете, оно останавливается само собой. Если вы его останавливаете, вы утратите все целиком, так как возникнет делатель, а свидетель исчезнет. Вы с этим ничего не делаете. Вы не меняете шаблон дыхания, вы ни вдыхаете, ни выдыхаете. Это не похоже на пранаяму, где вы начинаете манипулировать с дыханием, это — не так. Вы вообще не касаетесь дыхания, вы позволяете ему быть естественным, позволяете естественно течь.
Когда оно выходит, вы следуете за ним, когда входит — вы следуете за ним, просто следуете. И вскоре вы осознаете, что есть две остановки, в этих двух остановках — дверь. И в этих двух остановках вы поймете, вы увидите, что дыхание само по себе не является жизнью — оно может быть пищей для жизни, как любая другая пища, но не самой жизнью. Так как, когда дыхание останавливается, вы есть, определенно есть, вы — определенно сознаете, прекрасно сознаете. Дыхание остановилось, дыхания больше нет, а вы — есть.
И, если вы продолжаете это наблюдение за дыханием, которое Будда называет Випассана или Анапанасати-йога, — если вы продолжаете наблюдать и наблюдать за ним, постепенно вы будете видеть, что остановка увеличивается и становится больше. В конце концов происходит так, что остановка длится минуты.
Вдох, и остановка… и в течение минут выход не происходит. Все остановилось. Мир остановился, время остановилось, думание остановилось — так как там, где остановилось дыхание, думание невозможно. А когда дыхание останавливается на минуты, думание совершенно невозможно, так как мыслительный процесс нуждается в постоянном притоке кислорода. Ваш мыслительный процесс и дыхание взаимозависимы.
Когда вы рассержены, у вашего дыхания один ритм, когда вы сексуально возбуждены, у вас другой ритм дыхания. Когда вы счастливы — один ритм дыхания, когда печальны — снова другой ритм. Ваше дыхание изменяется с каждым настроением. И обратное также истинно — когда меняется дыхание, меняется и настроение. И когда останавливается дыхание, останавливается и разум.
В остановке разума останавливается весь мир, так как разум — это мир. И в этой остановке вы узнаете впервые, что есть дыхание внутри дыхания, жизнь внутри жизни. Этот опыт освобождает. Этот опыт делает вас бдительными по отношению к Богу. А Бог — это не личность, а опыт жизни самой по себе.
Ум так и не был найден. Те, кто искали, всегда находили, что есть «не-ум».

Випассана — медитация внутреннего озарения
Найдите удобное место, где можно сидеть 45 — 60 минут. Помогает, если вы будете сидеть ежедневно в одно и то же время и в одном и том же месте, и это место не обязательно должно быть тихим. Поэкспериментируйте, пока не найдете положение, в котором вы чувствуете себя лучше всего. Вы можете сидеть раз или два в день, но не сидите раньше, чем через час после еды и за час до сна. Важно сидеть с прямой спиной и головой. Ваши глаза должны быть закрыты, насколько это возможно.
Скамеечка для медитаций, или стул, или подложенные подушки помогут. Тут нет специальной дыхательной техники; обычное, естественное дыхание — как раз то, что нужно. Випассана основана на осознавании дыхания, так что нужно наблюдать за каждым вдохом и выдохом там, где ощущение чувствуется вами наиболее ясно — в носу, или в области желудка, или солнечного сплетения.
Випассана — это не концентрация, и она не является объектом наблюдения за дыханием в течение всего часа. Когда возникают мысли, чувства или ощущения, или вы ощутите звуки, запахи или дуновение снаружи, просто позвольте вниманию обратиться на них. Все, что приходит, может рассматриваться, как облака, проплывающие в небе — вы к ним не привязываетесь и не отвергаете. Когда появляется выбор, за чем наблюдать, возвращайтесь к осознанию дыхания.
Помните, ничего особенного не должно происходить. Здесь нет ни успеха, ни поражения — так же, как и достижений. Здесь нечего выражать или анализировать, но мысли могут приходить о чем угодно. Вопросы и проблемы можно видеть просто как тайны, которыми наслаждаются.
Есть еще один способ осознавать дыхание: когда вы вдыхаете, ваш живот начинает подниматься, с выдохом, ваш живот снова начинает опускаться. Таким образом, второй способ — это осознавать живот: его поднимание и опускание. Просто осознавание поднимания и опускания живота… а живот очень близок к источнику жизни, потому что ребенок соединен с материнской жизнью через пупок. За пупком — его жизненный источник. Таким образом, когда живот поднимается, это в действительности энергия жизни, источник жизни, поднимается и опускается с каждым дыханием. Это также не сложно, и, возможно, даже проще.
Ночью, когда вы спите — вы не дышите грудью, вы дышите животом. Вот почему ночь приносит такое расслабление. После сна, утром, вы чувствуете себя таким свежим, таким юным, потому что вы всю ночь дышали естественно…

Ходьба-Випассана
Это медленная обычная ходьба, основанная на осознавании стоп, касающихся земли. Вы можете ходить по кругу или по прямой — 10-15 шагов вперед и назад, внутри или снаружи помещения. Глаза должны смотреть вниз на землю, на несколько шагов вперед. Во время ходьбы внимание должно быть направлено на то, как каждая стопа касается земли. Если возникает что-либо постороннее, перестаньте уделять внимание стопам, посмотрите, что еще привлекает ваше внимание, а затем возвращайтесь к стопам. Эта техника такая же, как и во время сидения, но основной объект наблюдения другой. Вы можете ходить так 20 — 30 минут.

Подобным образом можно осознавать любые движения тела, ума, сердца
Во время ходьбы, вы должны идти осознанно. Двигая рукой, вы должны двигаться осознанно, точно зная, что вы двигаете рукой. Обычно вы двигаете ею безо всякого осознавания, механично… на утренней прогулке, вы можете идти не осознавая ваших стоп.
Осознавайте движения вашего тела. Во время еды осознавайте движения, необходимые для того, чтобы есть. Принимая душ, осознавайте прохладу, приходящую к вам, воду, падающую на вас и невероятную радость от этого — просто осознавайте. Это не должно происходить в бессознательном состоянии.
И так же с умом. Какая бы мысль не проходила на экране вашего ума, просто будьте наблюдателем. Какая бы эмоция не проходила на экране вашего сердца, просто оставайтесь свидетелем — не вовлекайтесь, не идентифицируйтесь, не оценивайте, что хорошо, что плохо; это не часть вашей медитации.

Таковы эти три способа. Подойдет любой. И если вы хотите выполнять два способа вместе, вы можете делать два способа вместе, тогда усилие станет более интенсивным. Если вы хотите выполнять сразу все три способа, вы можете выполнять все три способа вместе. Тогда возможности проявятся быстрее. Но это все зависит от вас, что вам кажется проще. Запомните: легкое — правильно.
Когда медитация укоренится, и ум станет тихим, эго исчезнет. Вы будете, но не будет ощущения «я». Тогда двери открыты.
Просто ждите с любящим стремлением, с приглашением в сердце, это великое мгновение — величайшее мгновение в жизни любого — просветление. Оно придет… Оно непременно придет. Оно никогда не задерживалось ни на единое мгновение. Как только вы правильно настроились, оно внезапно взрывается в вас, трансформирует вас. Старый человек умер, и новый человек пришел.

О подъеме энергии, который часто чувствуют люди, начинающие выполнять Випассану
Во время Випассаны иногда может случиться так, что человек ощущает себя очень чувствительным, так как вы так тихи и энергия не рассеивается. Обычно главная часть энергии рассеивается, и вы истощаетесь. Когда вы просто сидите ничего не делая, вы становитесь тихим озером энергии, озеро все время увеличивается. Оно почти доходит до точки где оно переливается через край — и тогда вы становитесь чувствительными. Вы ощущаете чувствительность, даже сексуальность — как будто все чувства стали свежими, помолодевшими, живыми; как будто с вас осыпалась пыль, вы приняли ванну и очистились душем. Такое случается.
Вот почему люди — особенно буддийские монахи, которые делали Випассану годами — много не едят. Им это не нужно. Они едят только раз в день — и то очень скудную пищу и в малом количестве; вы в лучшем случае назовете это завтраком… и только один раз в день. Они не спят много, но они полны энергии. И они не отшельники — они тяжело работают. Это не так, будто они не работают. Они колют дрова и работают в саду, в поле, на ферме, они работают целый день. Но с ними что-то произошло, и теперь энергия не рассеивается.
А поза сидения — очень хорошо способствует сохранению энергии. Поза лотоса, в которой сидят буддисты, такова, что все конечности тела встречаются — нога на ноге, рука на руке. Это точки, откуда выходит и утекает энергия, так как для того, чтобы происходила утечка, нужно нечто заостренное. Потому-то мужской половой орган заострен, он должен терять массу энергии. Он почти что предохранительный клапан. Когда внутри вас слишком много энергии, и вы с ней не можете ничего поделать вы высвобождаете ее сексуально.
Из вашей головы не высвобождается никакой энергии. Природой она была сделана круглой. Мозг никогда не теряет никакой энергии, он сохраняет, так как он — самый главный центральный управляющий вашего тела. Он должен быть защищен — и он защищен круглым черепом.
Энергия не может стекать с какого-либо круглого предмета. Вот почему все планеты — Земля, и Солнце, и Луна, и звезды — все круглые. Иначе они бы утратили энергию и умерли. Когда вы сидите, вы становитесь закругленными: рука касается другой руки. Потому, если одна рука высвобождает энергию, она дает ее другой руке. Нога касается другой ноги, и, сидя таким образом, вы становитесь почти круглым. Энергия движется внутри вас. Она не выходит наружу. Вы ее сохраняете, вы мало-помалу становитесь озером. Постепенно вы почувствуете наполненность в области живота. Вы можете быть пустым, вы могли не поесть, но будете чувствовать некую наполненность. И возросшую чувствительность. Но это добрый знак, очень добрый знак. Наслаждайтесь этим.

Никогда не будьте мазохистом
Не мучайте себя во имя чего бы то ни было. Люди себя очень много мучали во имя религии, а это имя настолько прекрасно, что вы можете мучить себя очень долго.
Так что помните — я учу счастью, а не мучениям! Если вы временами чувствуете, что что-то становится тяжелым, это должно быть изменено. Вы должны много раз изменяться. Мало-помалу вы дойдете до точки, в которой никакие изменения не нужны. Тогда что-то станет абсолютно удобным — не только для разума, для тела, но и для души.

Ошо. «Оранжевая книга»

      Ошо о Випассане Гоенка
http://www.happyspace.narod.ru/osho/trap.html

… Мир все больше и больше интересуется медитацией. Не за горами тот день, когда медитация станет вашим окончательным образованием. Ваше обычное образование посвящено внешнему. Медитация будет образованием о внутреннем, о вашей внутренней сущности.
Конечно, это займет некоторое время, потому что будет много обманов; будет много притворщиков, фальшивых пророков, техников. Вам нужно понять разницу между медитирующим и человеком, знающим технику медитации; он сам не медитирует — он техник.
Например, я не видел здесь Дулари; она — одна из моих старых попутчиц. Сегодня я поинтересовался, что случилось с Дулари, и услышал, что она была в медитационном лагере одного человека. Этот человек крайне глуп. Но он знает технику, в этом нет сомнений. Он был в Бирме… а в Бирме… он был просто бизнесменом, но он научился бирманской технике випассаны.
У випассаны есть много форм: бирманская, цейлонская, тибетская, китайская, корейская, японская. Японская лучше всех. Но все эти техники пришли от Гаутамы Будды; должно быть, он никогда не думал, что будет возможно выучить технику и не делать медитацию. Техника — это просто как ее делать.
Этот человек, Гоенка… я никогда не думал, что стоит что-нибудь о нем говорить. Должно быть, многие из вас были в его медитационных лагерях… Всего за несколько дней до того, как я покинул Америку, я получил рекламку, в которой он упоминал обо мне. Это меня удивило — это было начало. Я начал вглядываться в возможности, потенциал, реализацию этого человека. Он заявил, что виделся со мной и разговаривал со мной часами в Мадрасе. Но я был в Мадрасе в Индии только один раз. Это было двадцать пять лет назад, и я совершенно уверен, что ни с кем не встречался и ни с кем не разговаривал часами о випассане. Даже слово «випассана» не упоминалось в течение трех дней, пока я был в Мадрасе.
Глядя на это заявление, я понял, что этот человек не может быть медитирующим. Если он может врать так легко…
Вокруг есть много идиотов. И из-за того, что человечество дошло до кризиса, когда требуется новое измерение сознания, естественно, что появится много людей с фальшивыми идеями. Или, возможно, идеи правильные, но неправилен человек, несущий их; тогда идея также причинит вред человечеству.
Медитация — это не что-то механическое; поэтому не может быть техников медитации. Гоенка — это техник: он четко знает, что делается в бирманском стиле випассаны, но он не человек медитации — он не человек просветления.
А теперь он сделал обучение випассане своей профессией; теперь это бизнес. Он все еще бизнесмен. Он был бизнесменом в Бирме — просто изменился товар. Вероятно, он продавал что-то другое; теперь он продает технику випассаны. А люди доверчивы. Когда они видят, что едет столько народу, они начинают думать, что им, вероятно, тоже надо поехать.
Разрыв поколений, который создало образование, — это ничто по сравнению с разрывом, который может создать медитация. Первый разрыв количественный, второй разрыв будет качественным. Человек медитации не имеет возраста: он ни ребенок, ни молодой человек, ни старик. Он — сама вечность. Как можно ожидать от него, что он будет уважать старых идиотов, ослов и всех остальных животных вокруг?
Но в то же время нужно быть очень осознанными и бдительными: не слишком впечатляйтесь тем, что говорит человек. Смотрите глубже в человека и его индивидуальность. Смотрите, есть ли экстаз в его глазах, наблюдайте, есть ли в его жестах грация Гаутамы Будды, глядите очень внимательно, излучает ли его внутреннее существо свет и аромат. Человек ли он любви, сострадания и истины? Смотрите на человека, а не на его знания, потому что знание так легко доступно в книгах — любой может набраться его. Но ваша сущность недоступна в священных писаниях.
Вашу сущность вы должны найти. Вы должны заострить ваш разум и вы должны обходиться с высшим внутри вас как с гостем. И когда высшее становится гостем внутри вас, вы становитесь пламенем, вы становитесь огнем. Конечно, ваш огонь никого не сжигает, а исцеляет. Ваш огонь прохладный, не теплый. Ваш огонь — просто цветок лотоса.
Искатель должен сначала смотреть на мастера — не на то, что он говорит, а на то, чем он является. Является ли он чем-то трансцендентным? Является ли его жизнь смехом, песней, танцем, радостью, блаженством? Или он просто притворщик, бизнесмен, выполняющий ваши ожидания — конечно, изображающий скромность, смирение… просто тактика бизнеса.
Человеку настоящей истины не нужно быть скромным. Он ни эгоист, ни скромник, потому что это одно и то же в разных количествах. Только эгоист может стать скромным. Я не могу сказать, что я скромный человек. Я не могу сказать, что я простой человек, потому что простота — это только меньшая форма сложности, а скромность — это, на низшем уровне, то же самое, что и эго. Это не разные вещи, разные только степени. Я ни скромник, ни эгоист. Я просто такой, какой я есть.
Эти люди будут изображать все, что угодно. Они будут вести себя так, как вы от них ожидаете. В этом вся их стратегия ловли людей. Но их намерение — эксплуатация.
Випассана — одна из величайших медитаций, но только в руках мастера. В руках техника это величайшая опасность. Человек может или стать просветленным, или сойти с ума; существуют обе вероятности — все зависти от того, под чьим руководством она делается.
… Все мое усилие здесь состоит в том, чтобы вы были как можно более несерьезными, по той простой причине, что медитация, все виды медитации, могут сделать вас слишком серьезными, а эта серьезность создаст душевное расстройство, ничего более.
Пока медитация не приносит вам больше смеха, больше радости, больше игривости, избегайте ее. Это не для вас.

09/09/1987

      В мире есть много людей, заинтересовавшихся медитацией, но девяносто девять процентов находятся в неправильных руках, а если вы скажете это, их это ранит.
Сегодня я получил письмо. В письме написано: «Недавно Вы говорили о випассане Гоенки. Вы осуждали Гоенку за то, что он бизнесмен и сделал випассану своей профессией. Бхагван, я делал випассану здесь, в ашраме Пуны, а также в Дхампитхе у Гоенки в Игатпури. Я думаю, что Ваш комментарий неправилен».
И это от человека по имени Ананд Пийюш, который стал саньясином два дня назад! В другом письме до этого он писал: «Из-за неуверенности и нерешительности ума я принял саньясу через двенадцать лет. Из-за этой моей нерешительности я так много страдал. Как я могу освободиться от нее навсегда? — Ананд Пийюш».
Ему понадобилось двенадцать лет, чтобы решиться принять саньясу, и понадобилось всего двенадцать часов, чтобы решить, что я неправ в том, что я сказал о Гоенке — никакой нерешительности об этом. Но если Гоенка прав, тогда зачем приезжать сюда? Если Гоенка может научить тебя медитации, тогда зачем ты тратишь здесь свое время, мое время и время моих людей? И если ты просто можешь сказать, что я неправ, тогда это место не для тебя. Что ты понимаешь в медитации?
Разница между медитацией Гоенки и медитацией, которая происходит здесь, бесконечна, и тебе понадобится как минимум двенадцать жизней, чтобы понять эту разницу!
Гоенка — только техник. Я не техник. Я никогда не был ничьим последователем, я просто искал сам. Это было трудно, это было опасно, но я продолжал искать свой путь в одиночестве, находить свои собственные способы достичь своей сущности.
Гоенка просто бедный последователь 25-вековой традиции Гаутамы Будды. За 25 столетий — копии, копии, копии, копии, копии! Ты хочешь сравнить меня с этими копиями?
И если бы Гоенка понял медитацию, он бы приехал сюда. Его медитация показала бы ему, что существует что-то намного выше Гаутамы Будды. Игатпури недалеко отсюда, но у труса не хватит смелости.
И если ты так уверен, что мое утверждение неправильно, значит, ты не понимаешь ничего, что происходит здесь …
Здесь все медитации просто подготавливают почву, просто убирают сорняки, траву, бурьян, камни, — просто расчищают сад, чтобы я мог посеять семена. Люди, учащие здесь медитации, разным видам медитации, просто готовят почву. Садовник — я.
Гоенка может подготовить почву, но где он возьмет розовые кусты? У него нет опыта: он не просветленный или пробужденный даже в древнем значении Гаутамы Будды. А я говорю вам, что я оставил Гаутаму Будду двадцать пять столетий назад.
Мои терапевты, мои люди, готовящие медитации для вас, просто обрабатывают землю. Они просто готовят почву. Последний и окончательный штрих должен нанести я.
У меня есть свои способы посеять в вас семена: через мои слова, через мои молчания, через мои глаза, через мои жесты, — просто через мое молчание, просто через мое присутствие; в нем есть живое поле энергии. И пока среди вас нет живого пробужденного существа, все ваши терапии и все ваши медитации — просто тщетные упражнения, они не сильно помогут.
Для Пийюша я хочу сказать: «Отправляйся обратно к Гоенке. Это место не для тебя. И отправляйся прямо сейчас. Я устал от идиотов всех мастей. Тридцать лет я страдал от идиотов и я терпел их, но теперь я решил, что ни один идиот не будет допущен сюда.
Тебе понадобилось двенадцать лет, чтобы решиться принять саньясу; мне не нужно даже двенадцати секунд, чтобы отобрать ее. Ты больше не саньясин. Верни свои саньясинские бумаги, а где дверь, ты прекрасно знаешь. Убирайся сегодня же и никогда не возвращайся сюда. Отправляйся к черту — с кем угодно, с Гоенкой, или найди какого-нибудь другого идиота. В Индии их много.
Я существую только для тех, кто может понять меня и кто может быть со мной тотально. Человеку, ничего не знающему обо мне, который за двенадцать часов свой саньясы начинает обнаруживать, что я говорю неправильные вещи, определенно нельзя позволять быть здесь. Одна гнилая рыба может испортить целое озеро. Так что ты проявишь большое сострадание ко всем этим людям, навсегда покинув это место. И я всегда удивляюсь, если ты считаешь, что Гоенка прав, тогда зачем ты здесь? Если кто-то находит что-то, помогающее его росту, он остается там.
И если ты считаешь, что Гоенка прав, и все равно ты не остался с ним, как ты собираешься остаться со мной, которого ты счел неправым в течение всего двенадцати часов?
Нет, не трать время. Я не заинтересован в том, чтобы собирать толпы и отсталых людей. Просто отправляйся к Гоенке и расскажи ему все, что я сказал. И если у него хватит смелости, привези его сюда, чтобы я смог показать тебе, что он ничего не знает о медитации в том, что касается опыта, что он понятия не имеет о том, что такое просветление. Все, что он знает, — это жалкая техника. Но техник — это совершенно другое.
Техник может работать с электричеством, но это не значит, что он Эдисон, что он открыл электричество. Не спрашивайте бедного техника об электричестве — не задавайте вопросов о его свойствах, не спрашивайте, из чего оно состоит — он не Эдисон. Но он может замечательно работать: вам не нужен Эдисон, если перегорела лампочка, любой идиот справится с этим.
Такова же ситуация с медитацией. Есть техники и есть реализованные люди. Пока вы не найдете реализованную сущность, все ваши усилия тщетны».
Три французских мальчика, шести, семи и восьми лет, гуляли по улице. Шестилетний, шедший впереди, заглянул в открытое окно, остановился и начал махать остальным: «Ребята, скорее! Тут мужчина и женщина дерутся!»
Семилетний мальчик подошел, посмотрел и сказал: «Дурак, они занимаются любовью».
Восьмилетний подошел, посмотрел и сказал: «Ага, и какая ужасная техника!»
…Почувствуйте это спокойствие, впитайте эту тишину. И когда вы впитываете, она становится глубже, она начинает затрагивать ваше сердце. Нет движений, но вы чувствуете танец. Нет слов, но вы чувствуете песню. Как будто никого нет, только бесконечное единство, все личности исчезли и только одно сознание, вибрирующее в синхронности друг с другом.
Просто чтобы завершить это прекрасное мгновение… Я всегда люблю оставлять вас смеющимися, поющими, танцующими. Это просто намек, что в тот день, когда я оставлю вас окончательно, я хочу, чтобы вы пели, танцевали и праздновали.
На самом деле ни одному человеку во всей истории не устраивали такого праздника, когда он умирал, какой собираюсь получить я. Смерть некоторых праздновали только враги, потому что когда человек умирает, враги празднуют. Друзья плачут.
Я единственный… мою смерть будут праздновать друзья, будут праздновать враги. Мою смерть они будут праздновать вместе. Такого человека никогда еще не было.
Черную леди из Нью-Йорка вызвали в школу. Учительница хотела как можно скорее обсудить поведение ее сына Лероя.
— Ваш мальчик, — начала учительница, — оказывает дурное влияние.
— Прямо как его отец, — сказала черная леди.
— Он ворует у других ребят, — продолжила учительница.
— Прямо как его отец, — ответила мать.
— Он все время лезет в драку, — сказала учительница.
— Прямо как его отец,
— Он пристает к девочкам, так что они все время плачут.
— Прямо как его отец, — ответила черная леди.
— Господи, какое счастье, что я не вышла за него замуж!

12/09/1987 Osho. The Great Pilgrimage: from here to here, pp. 75-78 & 162-163

Источник

.1