Духовность Чёрной Луны. Часть7


Автор:Астролог Аникеева Ирина
Можно попробовать чуть углубиться в тему, построив  хотя бы Космограмму Марии Михайловны Лермонтовой. Даты рождения Елизаветы Алексеевны и Юрия Петровича канули в лету.
(см.рисунок №9)

Итак, Мария Михайловна родилась 17(28 по нов. ст.) марта 1795 года. В Космограмме проявляется фиксированный Большой квадрат: Марс (Телец) / Южный Узел + Юпитер (Водолей) / Лилит + Нептун (Скорпион) / Северный Узел (Лев).  Конфигурация определяет постоянный фон психической концентрации, внутреннюю дисгармонию, повышенную тревожность при любых незапланированных переменах. Линия Узлов по оси Водолей /Лев директна, она создаёт встречную локационную волну трём  ретро-планетам – Меркурию, Урану и Нептуну.
Это внутренние программы, которые никогда не «материализуются» в лицах извне. По ним уже читается обусловленная предрасположенность к ментальной возбудимости (Меркурий, Уран), глубокой интуитивной чувствительности, вдохновению, фантазиям, самообманам и музыкальность (Меркурий, Уран, Нептун). Натура, несомненно,  творческая, но для успешного развития требуется большая концентрация усилий, которая возможна только в уединении.  Психические функции планетарных программ  напряжены по Меркурию, Марсу и Урану – изгнание. Меркурий, Уран, Марс и Нептун  уже дважды отмечены диссонансом. Но наивысшее напряжение у Плутона — падение.
Кроме этого, Плутон занимает оппозиционное положение к диспозитору своего зодиакального участка (где просматриваются ещё Венера, Южный Узел и Юпитер) – Урану (изгнание во Льве).  Известно, что в детстве Мария Михайловна пережила самоубийство своего отца из-за неудачной любовной интриги. Такие семейные трагедии не проходят бесследно. Этот момент важен и астрологически, потому что просматривается диспозиционный смысловой алгоритм: экзальтирующее Солнце (отец, муж, сын, творчество) → подчинённая ему область Льва с ретро-Ураном → переход драматичного опыта в подчинённую Урану область Водолея к Южному Узлу и оппозиция Урана к Плутону. Поверхностно алгоритм можно расшифровать так — все неожиданные перемены, инициированные  «отцом, мужем, сыном» (Солнце) усиливают нервные импульсы (Уран), будущее анализируется в ретроспективном опыте и начинает казаться мрачным (Южный Узел и Плутон в Водолее),  что приводит  к глубокому стрессу, разрушающему нервную систему (Плутон в Водолее).
Для чего вывели эту связь? На временном отрезке  от «нервной» болезни,  возникшей на почве разлада с мужем, до смерти просматриваются кармическая (причинно-следственная) дирекция: Южный Узел – Плутон = 20025 , далее следует зодиакальная дирекция Марс – Сатурн = 22009. О Сатурне в Тельце не было сказано выше. Такой Сатурн усиливает консервативность, застой психических функций на собственной системе ценностей и чувствах, способен породить страхи ценностных потерь, но, одновременно усиливает терпение и выносливость.
Программа хороша  в эстетической проработке – даёт усидчивость, сосредоточенность, высокую степень концентрации в унисон с общей «квадратной» (кристаллической) структурой сознания. Занятия любыми видами искусства снимают стрессовые проблемы, это подтверждает и Марс (работа, действие) в зоне Тельца.  Взгляните, как Сатурн объединяет орбисным квадратом Плутон с Венерой, с которой находится во взаимной  рецепции.
Невозможность «высказать» застойные чувственные реакции при глубоком погружении в стрессовые ситуации подчёркивает Эрида своими аспектами – тригон к Сатурну; секстиль к ретро-Меркурию в Рыбы; полусекстиль к Плутону; бинонагон к ретро-Нептуну в Скорпион. В последней дирекции к Сатурну «пришёл» разрушительный Марс, управляющий натальным Солнцем, как следствие реализовавшейся ранее семейной драмы! Всё логично. Смерть Марии Михайловны – это прямое следствие не выявленных и не проработанных  негативных программ её сознания. Рождение сына включило синастрию, на которую следует взглянуть. Внешний «синий» планетарный круг – Космограмма матери.
(см.рисунок №10)

Их отношения не успели развиться, поэтому выделим в связях только узловые моменты.  Сын, несомненно, стал источником светлой материнской любви — Луна у мамы «правильная», в Раке, также наблюдаем   тригон  её Венеры в Водолее к его Солнцу в Весах. И Миша любил маму, которая, очевидно, успела поразить его какой-то своей необычностью или  оригинальным интеллектуальным влиянием (Венера сына в тригоне с водолейским Юпитером мамы).  Нептун Марии Михайловны на Меркурии сына – элементе «Замка».  Она любила музицировать, держа маленького Мишу на руках, чем создавала трансформирующую психическую близость и «зарядила» его на всю жизнь глубокой ментальной чувствительностью, воображением, способностью фантазировать  и мистически  незабвенной «песней Ангела».
«Творческий» Хирон сына тригонально подключен к нептунианским программам матери. А для Марии Михайловны такой «замковый узел»  выглядит тревожным, потому что акцентирует натальное напряжение  Линии Узлов, направленных или же на энергичную творческую самореализацию, или же на нервную  проработку мужской авторитарности  (Водолей → Лев). Последнее реальней, потому что натальные Ураны в квадратуре друг к другу. Ребёнок, очевидно,  был очень неспокойный, и, развивая свои скрытые возможности, забирал много строго структурированной психической энергии  матери,  возбуждая её врождённую инертность – тригоны от Юпитера сына (XII) к Сатурну матери и к управляемой им Эриды в Козероге.
Недаром современники свидетельствовали о повышенной нервной возбудимости и матери и сына. Это значит, что  рождение мальчика активировало у Марии Михайловны проанализированный прежде неблагоприятный уранический алгоритм, что опосредованно усиливало проявление стрессового фактора в её жизни. Кстати, Плутон матери в секстиле к Куспиду VIII сына (27022 Овна), и «кризисы» ребёнка, возможные истерики прямо включали плутонические программы.   Сегодня обусловленные  нервно-психические срывы, послеродовые депрессии вполне успешно  корректируются современными  психотерапевтическими методами, это  даёт  шанс избегать тяжёлой психосоматики  и летального исхода в перспективе.  Увы …
Можно только добавить, что отмена «кармической» смерти матери, вовсе не означала бы, что маленький Миша не оказался под крылом обожавшей его бабушки. Энергичная Елизавета Алексеевна смогла бы найти повод, чтобы  приблизить к себе внука. Такова структура Карты.  Если вернуться к самому началу повествования, можно  вспомнить, что смерть мамы наложилась у Лермонтова на дирекционные  ритмы —  ASC / Марс и Уран / Куспид III. Соло в этом цикле однозначно играла бабушка (Марс), и неожиданный «переезд» просматривается. Кроме того, последний ритм активирует кармический «Замок», в котором и состоит Уран. А де-факто можно отметить: смерть матери активирует «Замок» (по Урану); смерть отца активирует «Замок» (по Солнцу).  А когда в структуре сознания конфигурация полностью сформировалась? Определяем угловые расстояния от оснований (Солнца и Урана) до центра (Меркурия и Луны). Имеем результаты:
1. – Солнце / Меркурий = 15021; возраст 15-16 лет  — 1829/30 г.; Учёба в Московском университетском Благородном пансионе; далее – поступление на «нравственно-политическое отделение»  Московского университета.  Творческое начало подчёркнуто натальным всплеском активности  других,  также очень значительных в этом плане  дирекционных дуг: Хирон / Плутон = 14037;  Сатурн / Эрида = 15014;  Уран / Нептун = 15017. Самые первые стихотворения датированы этим астрологическим циклом, написано  «Предсказание», поэтическая повесть «Последний сын вольности», задумана и начата работа над первой редакцией «Демона».
2. – Луна / Уран = 19001; возраст 19 лет – 1832/33 г.; после исключения из Московского университета переезд в Петербург и  учёба в «Школе гвардейских подпрапорщиков и гвардейских юнкеров» (10.11.1832 — 22.11.1834);  окончена восточная повесть «Измаил-Бей», в рукописном журнале «Школьная заря» размещаются  «юнкерские» поэмы.
3. – Солнце / Луна = 20010; возраст 20- 21 год – 1834/35 г.; выпуск из школы в звании корнета;  начало военной службы в лейб-гвардии Гусарском полку (Царское село под Петербургом); творческий застой.
4. – Меркурий / Уран = 23050; параллельно развернулся зодиакальный цикл Юпитер / Солнце = 23052;   возраст 23-24 года – 1837/38 г.; написано «Бородино», «Песня про царя Ивана Васильевича …»;  в литературных и демократических кругах, бурно отреагировали  на стихотворение «Смерть поэта»,  сложилась настоящая известность, слава; арест «за воззвание к революции», первая ссылка на Кавказ; литературоведы считают этот  период началом «зрелого творчества» Лермонтова.
К 24 годам вершина «Замка» сформировалась полностью. Сошлись главные линии судьбы — литературное творчество и военная служба, их и объединяют натальные аспекты Эриды («образ» личности): квадрат к Меркурию и тригон к Марсу. Но полностью «закрыться» конфигурация должна  была по дирекционному нонагону в 40-летнем возрасте (Солнце / Уран = 39011). Трудно даже предположить возможное развитие  сценариев – выбор явно не за нами, но этот период в идеале мог бы полностью сосредоточить на необычном творческом процессе, если  учесть значимость  элементов «Замка» и их акцидентальное влияние. Как предполагал Даниил Андреев, Лермонтов  мог создать  «нечто превосходящее размерами и значением догадки нашего ума»…
Однако не творчеством единым жив поэт, и  любой творческий акт питается чувствами. И эта сторона жизни Лермонтова ещё не освящалась. Он не успел жениться, хотя, как сказали бы астрологи, такая сакраментальная задача стояла перед ним – Северный Узел в Раке, в зените Карты. Благожелатели обычно сожалели о том, что Лермонтов просто не успел встретить ту единственную, которая составила бы его счастье. А недоброжелатели  не скупились свидетельствовать о его взбалмошности, мстительности, цинизме и даже жестокости по отношению к прекрасной половине человечества. Опять контрасты. Человек, как правило, весь сложен из противоречий, но таких, как Лермонтов,  можно назвать редчайшим образцом.

8. «Они любили друг друга так долго и нежно …»
      Попробуем деликатно заглянуть в интимную область психики. И сразу же с порога  на нас обрушивается откровенная страсть, стимулирующая интеллектуальные и физические битвы  на гранях любви и смерти  – соединение в районе ASC Венеры (XII /упр. IX) и Марса (I /упр.VII, VIII). А «замковый» Уран, имеющий широкий секстильный орбис в XII зону к Юпитеру (Дева) и Венере (Весы)? В Карте он является непосредственным сигнификатором «сердечных»  чувств – управляет V зоной, и в обязательном порядке подключает к  ней знаковый «Замок». Опосредованно через замковую конфигурацию проявляет своё влияние  и Лилит (квадрат к Солнцу), окрашивая «сердечную» сферу  духом  противоречия или, как выразился кто-то из критиков (кажется —  В.Соловьёв) — «демоническим сладострастием».
И Хирон, управитель ASC, соответственно расположен  в безграничных Рыбах, V зоне «любви». В целом правомерно говорить о постоянно активном чувственном фоне —  перманентной  влюблённости. Разумеется, от такой чувственной структуры лучшее спасение в творчестве.
Суммируя все  программы, можем констатировать: любовь на Михаила Юрьевича могла обрушиваться бурно, внезапно,  нередко с первого взгляда (Уран).  Чувства были безграничны, возвышены и идеализированы, зачастую  скрытны  (Юпитер, Венера – XII).  Активно вызывали множественные образные ассоциации, что заставляло действовать, добиваться объекта страсти (тригон Эрида / Марс + Венера). Переживались глубоко, в  мучительном ментальном и эмоциональном плену  (Уран – элемент «Замка»→ Меркурий, Луна). От вершины «Замка», в противовес возвышенному идеализму, изливалась  чувствительная ложка дёгтя —  классический «скорпионий конденсат»: «детская» капризность, подозрительность, обиды, колкости, недоверие, язвительность,  вспыльчивость и ревность.
Такой вот коктейль противоречий  из божественного «венерианского» с невыносимо- бытовым — «лунным». Возможно потому, что физическая женская природа плохо поддавалась осознанию (Венера – XII). И только в творческом  акте сфера чувств «очищалась» от наносного, «земного». В анализе «Демона» мы уже рассматривали правосторонний ментальный ритм, который включался при творческом самопогружении. В этом «обратном» ритме идеализированные чувства (Венера — XII), минуя негативную скорпионью вершину, по секстилю переходят сразу на интеллектуальный Уран в Стрельце, а далее по диспозиционному управлению к виртуальным образам сознания  в просветлённую область психики (Эрида — Водолей). Эрида озаряет светом  ментальную бездну –  квадрат к Меркурию в Скорпион, и, одновременно посылает «мысль»  в кармическом  ритме на  «распознавание», проникновенный логический анализ в VI зоне — «из пламя и света / рождённое слово» переходит под юрисдикцию Плутона.
И заканчивался процесс на поэтическом «кончике пера» в  III  зоне диспозитора Плутона – квадрат к Нептуну.  Те же узловые моменты творческой схемы описала и Анна Ахматова: —  «Слово слушается его, как змея-заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы. Слова, сказанные им о влюблённости, не имеют себе равных ни в какой из поэзий мира. Это так неожиданно, так просто, так бездонно …»
(см.рисунок №11)

Взглянем внимательно на зодиакальные ритмы Венеры, учитывая данность, что все мы родом из детства. Первый урок индивидуальной «формулы страсти» был усвоен с помощью родной бабушки – дирекция Венера / Марс = 3021. Сложный, противоречивый  ритм, в котором возвышенная Венера (упр. IX) через энергетическую точку ASC управляет эссенциально напряжённым Марсом.  Мы недаром генеалогически персонифицировали Марс с Елизаветой Алексеевной. После смерти дочери она окружила внука безграничной любовью.
С другой стороны, мальчик понимает  невосполнимость  потери матери. Асцендентарный Марс оправданно эксцентричен,  и зодиакальный  ритм стимулирует интуитивные основы личностного мировоззрения: «Любовь», «Я» и «Мир» совмещаются  в сознании – Марс управляет VII зоной, которая включает в себя   всю социальную среду, в том числе и потенциальную сферу брака. Что получается? На четвёртом году жизни в доме бабушки  у Лермонтова начинает формироваться безусловный рефлекс, утверждающий  императивные законы взаимности  между личностью и социумом.
Увы, чувственный стереотип изначально заряжен пережитой семейной трагедией, в которой мальчик абсолютно неповинен, поэтому боль кажется несправедливой,  а враждебно непредсказуемый  «Мир»  распространяет свою любовь  только в обмен на тяжёлую жертву. Формируется  убеждение, что во  внешней  реальности  безмятежное счастье невозможно, и даже получаемая извне любовь не может оградить от страданий. Уверенность в роковой предопределённости несчастий  зафиксирована  в уже упоминавшихся  строках —  «…покажет образ совершенства / и вдруг отнимет навсегда / и, дав предчувствие блаженства, / не даст мне счастья никогда». Далее формирование чувственного стереотипа усиливается, но качественно видоизменяется – зодиакальная дирекция XII зоны Юпитер (Дева) / Венера = 6004. Высокоинтеллектуальный ритм, затронувший сферы III; IX; VI; XII.
В целом его можно охарактеризовать, как скачок в развитии ассоциативно-образного (психологического)  мышления. Обстоятельства складывались так, что маленький Миша много болел и соответственно получал от своего окружения, подконтрольного бабушке,  самые нежные заботы, уход  и ласки.  А вынужденная отстранённость от обыденной жизни в комфортных внешних условиях приспосабливала  к существованию  в феноменальном мире грёз, и это способствовало чувственной релаксации, вносило покой  в душевную смуту, так  как интеллектуальным миром можно управлять по своему собственному  усмотрению, а ещё он готов принимать такие же выдуманные жертвы. Дирекция смешала в сознании вымысел с реальностью, научила переводить ментальные переживания в творческую плоскость, где без всякого ущерба для себя можно оперировать любовью и счастьем,  и адекватно противостоять несправедливым «казням мира».
Суммарный итог двух «чувственных» дирекций синтезировал в сознании опыт, который позже нашёл творческое воплощение  в драме «Маскарад» в образе Арбенина, носившего двуликую маску палача и жертвы.  Дальше в  процессе формирования сферы чувств, после длительной личной проработки роли «жертвы»,  была «технически» опробована и роль «палача». Так в актив аморальных поступков Лермонтову вменяют эпизод 1834 года  с Екатериной Сушковой, с которой он пережил ранее горечь неразделённой любви. Теперь для бессердечной подруги  была предопределена роль жертвы, а для себя поэт срежиссировал роль её палача. И формула сработала безотказно, он добился ценой страданий легковерной возлюбленной её ответной любви, и расстроил её свадьбу со своим другом.  Только за этот свой «творческий эксперимент» Лермонтов и заплатил сполна, так как по времени исполнения он наложился на замковый ритм зодиакальной дуги Солнце / Луна = 20010. Ритм сам по себе формирует длительную череду  следствий по жизни в прямом соответствии с заложенной в него «причиной», а астрологическое значение  дирекционных элементов прямо адресует их в семейную сферу. Но попробуем разобраться детальней.
Среди множества пылких увлечений Михаила Юрьевича литературоведы  выделяют три имени: Екатерина Сушкова (1830), Наталья Иванова (1830/32) и Варвара Лопухина (1832). С каждой возлюбленной связан  именной, хронологически отслеживаемый цикл лирических стихотворений. И все единодушно сходятся во мнении, что до конца своих дней по-настоящему глубокие сердечные чувства Лермонтов испытывал к Варваре Лопухиной. А что  Венера могла напрямую предложить  поэту после своих  «детских» дирекций? Астрологические ритмы опять не подводят, и далее мы видим очень важный по значимости, чуть иноматериальный,  «сердечный» зодиакальный ритм Венера / Солнце = 17048 – порог 18-ти летия (точное включение – лето 1832 года). Другие привязанности вспыхивали на фоне прогрессий, транзитов, которые сегодня невозможно отследить, а этот, несомненно, содержит астрологически обусловленную  Любовь, попавшую в оковы «Замка». Ведь с Варенькой они были знакомы ещё с детства, а тут словно ослепило…  Следует обратиться к документально- художественной информации, которую легко можно почерпнуть в Интернете, в ней угадывается сюжетная линия неоконченного романа  «Княгиня Лиговская»:
«Весной 1832 года компания молодежи с Поварской, Большой и Малой Молчановки собралась ехать в Симонов монастырь ко всенощной — молиться, слушать певчих, гулять. Солнце склонялось к Воробьевым горам, и вечер был прекрасный. Уселись на длинные линейки, запряженные в шесть лошадей, и тронулись вверх по Арбату веселым караваном. Случайно во время этой поездки Лермонтов оказался рядом с Варенькой Лопухиной. Минувшей зимой шестнадцатилетнюю Вареньку привезли в Москву на «ярмарку невест». Она только одну зиму выезжала и еще не успела утратить ни свежести деревенского румянца, ни сельской естественности и простоты. Это делало ее не похожей на московских барышень, у которых все было рассчитано: каждый жест, поза, улыбка.
Она была одних лет с поэтом, и это было, между прочим, причиной многих страданий для Лермонтова, потому что Варенька по годам своим была членом общества, когда ровесник ее, Мишель, все еще считался ребенком. Характер ее, мягкий и любящий, увлекал его. Он, сопоставляя себя с нею, находил себя гадким, некрасивым, сутуловатым горбачом: так преувеличивал он свои физические недостатки. В неоконченной юношеской повести он в Вадиме выставлял себя, в Ольге — её.
Летом 1832 года молодые люди встречались в Середникове, усадьбе, принадлежавшей Екатерине Аркадьевне Столыпыной, родственнице Лермонтова. Она ответила Лермонтову взаимностью. Их привязанность друг к другу росла день ото дня. Михаил Юрьевич и Варвара Александровна не выказывали своей любви и не говорили о ней. Можно только диву даваться, как терпелива она была к Лермонтову, обладавшему несносным характером.
Переезд Лермонтова в 1832 в Петербург и зачисление в школу юнкеров помешали обоюдному чувству развиться, а военная служба и светские увлечения на время заслонили образ любимой девушки. Между тем молчание Лермонтова заставило Варвару Александровну, вероятно, под влиянием родителей в 1835 году выйти замуж за Н.Ф.Бахметева, человека не молодого. По- видимому, решение это некоторым образом было связано со слухами о романе Лермонтова с Сушковой; с другой стороны, и жестокая развязка этого романа, возможно, имеет отношение к известию о скором замужестве Вареньки. Лермонтов тяжело пережил эту, по его мнению, измену любимой женщины, и горечь утраченной любви надолго окрасила его творчество. Фамилию ее по мужу он не признавал. Посылая ей в 1840 или 1841г новую переделку поэмы «Демон», он в посвящении к поэме из поставленных переписчиком инициалов —  В.А.Б. несколько раз перечеркивает «Б» (Бахметева) и ставит «Л» (Лопухина). Последний раз они видятся мимолетно в 1838г, когда Варвара Александровна проездом за границу посещала  вместе с мужем Петербург, а Лермонтов в это время служил  в Царском Селе».
Вот вам и кармические «замковые» следствия, усугублённые «казнью» Сушковой. На творческом вигинтиле Венера / Солнце = 17048 возникло искреннее, светлое,  душевное чувство, но далее поджидала кармическая ловушка Солнце / Луна =20010.  Логика кармических связей говорит о том, что какую «причину» заложишь в этот ответственный период, таковы будут и следствия. В данном случае Лермонтов расстроил чужую свадьбу, и не смог впоследствии создать собственную семью.  Если только допустить, что по окончании Юнкерской школы он приложил бы усилия не на любовные состязания, а на преодоление препятствий между ним и Варварой Александровной, а это настроенные против поэта родственники Лопухиной, то возможно бы у них сложилась семья (полунонагон  Солнце / Луна), и дальнейшая жизнь потекла бы по другому руслу. Хотя это только предположение,  так как ранее проанализированные «Замки» (Данте, Декарт, Леонардо) с подключением женских планет не дают пока поводов для оптимизма.  Но кармическую программу следует внимательно выявлять и изучать с точки зрения методологии её преодоления – слишком сложные фобии и скрытые комплексы она закладывает в психику человека, что чревато сильными перекосами в жизненных реализациях.
История не сохранила даты рождения Варвары Александровны (1815 – 1851). В этой связи невозможно просмотреть их синастриальную совместимость, чтобы понять, насколько Варенька отвечала требованиям скорпионьей Луны (жены) Лермонтова. То, что она абсолютно соответствовала образу  «духовной» Венеры поэта, сомнений никаких нет. Также присутствует почти полная уверенность в существовании синастриальных «замковых»  резонансов. Какие-то очень важные программы сознания Лопухиной (планеты, углы) теоретически должны быть проаспектированы элементами «Замка» Лермонтова. Иначе не объяснишь обоюдные длительные следствия не реализованной  любовной истории. Они были погодками, и высшие планеты в их Картах отражали синастриальное соединение, это значит, что её Уран уж точно попадал в оковы кармического «Замка». Хотя этого мало, без связей индивидуальных планет и углов Карты.
Можно, конечно, предположить, что в данном современниками психологическом портрете Варвары Александровны сильно ощущаются астрологические черты жертвенных, психологичных, восприимчивых, «немых» Рыб, возможно и не в зодиакальном (Солнечном), а в асцендентарном варианте, вблизи Хирона Лермонтова (упр. ASC), имевшего тригональный аспект к меркурианской вершине «Замка».  Но это только предположение. Факты, свидетельства и домыслы  современников тоже говорят сами за себя. Утверждают, что Варвара Александровна не была счастлива в замужестве, она постоянно болела – «чахла», муж оказался настоящим ревнивцем, и запретил жене даже говорить о Лермонтове. Ей пришлось уничтожить их переписку, а уцелевшие материалы были переданы на одном из европейских курортов их общей знакомой Александре Верещагиной. Но и Лермонтову не под силу было забыть её. Ей посвящены «Демон», «Княгиня Лиговская», «Герой нашего времени» и серия лучшей лирики, пронизанной признательностью,  глубоким уважением,  нежностью, благодарностью, светлой грустью,  сожалением и безысходностью.
И самое последнее, адресованное Екатерине Быховец, —  «Нет, не тебя так пылко я люблю», ставшее бессмертной романсовой классикой, так и дышит не угасшим чувством к любимой женщине. Кстати, Е.Быховец вспоминала: «Он был страстно влюблён в В.А.Бахметеву; он и на меня обратил внимание оттого, что находил во мне сходство, и об ней его любимый разговор был».  И  никакого следа  «скорпионьего яда»…
Автор:Астролог Аникеева Ирина

1