Духовность Чёрной Луны. Часть 4


Автор:Астролог Аникеева Ирина

Проявление эмоциональных контрастов  в социальной и неформальной среде.
«Весовское» Солнце в основании «Замка»  в эссенциальном падении. В первую очередь,  можно говорить о неразделимости самоидентификации личности  с социально-политической средой, которая ассоциировалась  у Лермонтова  с понятием  «высший свет». Помимо этого, грех диссонированного Солнца – гордыня, и зависимость от неё имела место в психике. «У него было болезненное самолюбие, которое причиняло ему живейшие страдания» — вспоминала светская красавица Бухарина. Уран в Стрельце на другом конце нонагона говорит о склонности к эпатажу и  проецирует  социальные связи на дружеские неформальные отношения.  Эту связь можно понимать как  стремление к лидерству в этой среде, интеллектуальному превосходству  с чередой причинно- следственных событий.
Вершинная Луна в Скорпионе также в эссенциальном падении. Она определяет программу зависимости от смены настроений в широком  диапазоне  от эмоциональной страстности  до эмоциональной подавленности.  Причём, эмоциональные реакции напрямую воздействуют на мышление и коммуникабельность – соединение Луна-Меркурий. Меркурий в Скорпионе — проницательный, пытливый, психологически искушённый, исследовательский  ум, в чём-то беспощадный, а в коммуникационном плане — саркастичный, ироничный, язвительный, меткий язык, или же многозначительное мрачное  молчание.
Это данность, которую невозможно проигнорировать. Современники поэта не скупились на свои противоречивые свидетельства, не учитывая, правда, то, что в глазах Лермонтова просто могли  отражаться их собственные объективные недостатки. Для одних он был «неприятным ребёнком», «холодный, желчный, раздражительный»,  «злой и угрюмый вид», «с сардонической улыбкой», «скучным и угрюмым», «высокомерен, едок, заносчив» и т.д.
… Люди “поколения 1820-х”, в частности декабристы (Назимов, позднее Лорер), ощущали в Лермонтове представителя иного поколения, зараженного скептицизмом и социальным пессимизмом и скрывающего от окружающих свой внутренний мир под маской иронии и общественного индифферизма. Внешне это нередко выражалось у Лермонтова в стремлении уклониться от разговора на серьезные темы, в ироническом отношении к восторженности и исповедальности; такая манера держать себя оттолкнула в 1837 г. Белинского, привыкшего к философским спорам в дружеских кружках.
В «Строках из писем 1841 года» И. Андроников приводит выписку из дневника штаб-лекаря Николая Туровского, лично знакомого с поэтом, бывшего в Пятигорске в день его гибели, а также приближённым  к небольшому кругу свидетелей этой трагедии:
… «Язык наш – враг наш». Лермонтов был остёр, и остёр иногда до едкости; насмешки, колкости, эпиграммы не щадили никого, ни даже самых близких ему; увлечённый игрою слов, или сатирическою мыслью, он не рассуждал о последствиях …» 
       Те немногие, кто близко знал и симпатизировал поэту, как Александра Михайловна Верещагина, были уверены в его «добром характере» и «любящем сердце».
«Н.П.Раевский, офицер, встречавший Лермонтова в кругу пятигорской молодёжи летом 1841 года, рассказывал: «Любили мы его все. У многих сложился такой взгляд, что у него был тяжёлый, придирчивый характер. Ну так это неправда; знать только нужно было с какой стороны подойти … Пошлости, к которой он был необыкновенно чуток, в людях не терпел, но с людьми простыми и искренними и сам был прост и ласков» (И.Андроников «Образ Лермонтова»).
Интересны и следующие свидетельства:
« Он … читал скромным кавказским офицерам «Демона» в походной палатке. И долго спустя после смерти поэта боевые товарищи вспоминали его со слезами на глазах и уверяли, что характер поэта был полон женской деликатности и юношеской горячности» (И.Андроников «Судьба Лермонтова»).
Примечательно, что в данном эпизоде зафиксирована программа, отличная от кармического «светского Замка». Офицеры описывают впечатления от Лермонтова в условиях армейской среды, при прямом включении программы натального Марса. Следовательно, описанное  впечатление можно отнести конкретно к  ASC, где кроме Марса – «юношеская горячность», сильные  ощущения  исходит от гармоничной Венеры «на троне»  – «полон женской деликатности».

4. Феномен ясновидения,  пророчества и духовидения. 
       Сегодня уже невозможно отрицать наличие у некоторых представителей человеческого сообщества развитых феноменальных способностей, таких как ясновидение, духовидение, предвидение, яснослышание, телепатия, психокинез, фантомогенез, медиумизм, реинкарнация  и пр.
«Можно надежно утверждать, что на небольших расстояниях от человека существует как бы продолжение его физического тела в виде биоплазмы, химических соединений, газов, аэрозолей, различных физических полей и излучений человека в виде ауры, и все это несет полную и объективную информацию о работе психики, энергетики и физиологии человека и взаимодействует с процессами, происходящими в Космосе, так же, как приливы и отливы происходят от взаимодействия Земли и Луны» (cooksy.ru; «с-к метод развития человека»).
Мы попытались астрологически обосновать это явление «программным» правосторонним ментальным ритмом — намеренным или внезапным вхождением в надасцендентарную область своего подсознания – XII Дом (символические Рыбы), и дальнейшим восхождением  ассоциативно-образной волны к зениту до реализации импульса.
Развитые творческие способности подразумевают тренированность этого механизма. Поэтому неудивительно, что одарённые поэты, художники, мыслители, писатели и т.д. удивляют своих почитателей футурологической способностью, предвидением и в научных и в социальных сферах. Все они являются людьми  с так или иначе выраженным последним квадрантом Карты, и много времени проводят в состоянии творческого  самопогружения, то есть — XII Дома.
Такая ментальная «тренированность» позволяет  доводить свои ассоциативные импульсы  до конкретного  индивидуального результата. И реализованная информация  неискушённому уму может справедливо  казаться  «нетрадиционной»  из-за отсутствия в ней понятного всем рассудочного обоснования.  Для  каждого отдельно взятого «счастливчика» можно логически определить его феноменальную  формулу в соответствии с индивидуальной астрологической  программой. Неудивительно, что маленький Миша, живя после смерти мамы в доме бабушки, любил уединяться.

Любил с начала жизни я 
Угрюмое уединенье,
Где укрывался весь в себя,     
 
Бояся, грусть не утая,
 
Будить людское сожаленье;

«Он наслаждался одиночеством» — свидетельствовал кто-то. По-другому быть не могло.  Сама область  XII Дома  отмечена  элитарной сверхчувственной Венерой, управляющей интеллектуальной IX зоной,  и напряжнно-аналитическим Юпитером (XII /Дева), курирующим Уран и  романтический  Нептун /III.   У Лермонтова отмечено раннее интеллектуальное развитие. В своём добровольном уединении он не только перечитал всю доступную в домашней библиотеке литературу, в основном – европейскую философию и поэтическую романтику Байрона, Гёте, Гейне, но и фантазировал, мечтал, воображал. В состоянии творческой медитации стали рождаться первые художественные образы, пусть и подражательные, что совершенно естественно.
Дальнейшая возможность развития феноменальных способностей  обусловлена для Лермонтова не только выраженным в сознании механизмом «прямого восхождения», но и уникальными резонансами  его кармического «Замка», непосредственно состоящего  из элементов правостороннего ментального ритма. Это Меркурий, управляющий Куспидом XII, Солнце, управляющее Куспидом XI  и Луна, управляющая МС. И если вспомнить указанную в цитате  биоплазму, то её можно конкретно идентифицировать с Эридой, имеющей аспект квадрата к вершине кармической конфигурации. Последний, не охваченный правосторонним ритмом  элемент «Замка» — Уран.
В процессе проведённого анализа его зодиакальное положение недаром было отмечено категорией «духовная искушённость». А обобщённо, на энергетическом уровне, совместно с Сатурном  «световой» Уран инициирует абстрактное понятие «Время». При этом, если Сатурн выражает традиционную суть явления, его символизм  и практический опыт, то Уран определяет его световые энергоинформационные потоки – течение и развитие. Это значит, что на уранические  программы в целом проецируется тройное измерение:  Прошлое – Настоящее – Будущее. Только «настоящее» мы не можем фиксировать, вследствии того, что оно  представляет текущий процесс энергоинформационных изменений, а «прошлое» относим к программам Сатурна, как состоявшийся опыт Времени — Историю. Поэтому с Ураном традиционно связывается  третье измерение времени  – Будущее.
Кармические аспекты  между элементами конфигурации давали  возможность выстраивать в сознании в причинно-следственные отношения все резонансные программы. А теперь, не мешкая лукаво, подведём итог этому необычному информационному ракурсу «Замка»:  Светила (зрение) + Уран  (световые энергоинформационные потоки → будущее) + Меркурий («Слово») = феномен прозрения, ясновидения и пророчества. Причём, базовые астрологические элементы конфигурации позволяют предположить, что феномену был присущ огромный  потенциал развития. Увы! Жизнь оборвалась,  даже не достигнув важного цикла – возврата  натального Сатурна, которым отмеряется астрологическое возмужание. Даже так называемый  «зрелый» период  творчества связывают с довольно юным 22-х летним возрастом. О так и не раскрытом полностью потенциале сожалеют все, кто профессионально или эстетически погружался в творческое наследие Лермонтова. Но лучше всех  понять и оценить феноменальные аспекты сознания поэта может только мистик. Обратимся к Даниилу Андрееву:
«… Лермонтов был не только великий мистик; это был живущий всею полнотою  жизни человек и, огромный – один из величайших у нас в XIX веке – ум»
«…оборвалась недовершённой миссия того, кто должен был создать со временем нечто, превосходящее размерами и значением догадки нашего ума, — нечто и в самом деле титаническое…»
  («Роза Мира» — Миссии и судьбы)
Светила «Замка» инициируют самые важные жизненные задачи. А что это, в первую очередь, как не сама Личность и её Родина?  Отсюда исходящие  мотивы апокалиптического «Предсказания», написанного в 15-ти летнем возрасте (1830)!  С ним связывают предчувствие Октябрьской революции и последовавший вслед за ней кровавый революционный террор.

Настанет год, России чёрный год,
Когда царей корона упадёт;
 
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
 
И пища многих будет смерть и кровь …

Собственно, всю «мистику»  разложили уже по астрологическим полочкам. У Лермонтова конкретно можно отметить врождённую способность психики к сверхчувственному анализу – «феноменальную формулу» в комплексе со  связывающим  события прошлого и  настоящего в причинно- следственную цепь «Замком». Другие обычно  просто не придают такому анализу никакого значения. А далее в феноменальном правостороннем ритме следует закономерная проекция ассоциаций  на воображаемое будущее, пока какой-либо из возникающих образов сознания не откликнется уверенностью, как внутреннее убеждение — «да». Действительно, справедливо  говорить о «предчувствиях», чем о «пророчестве» в традиционном понятии смысла.
Если рассуждать ретроспективно, то в обозримом прошлом остались потрясения Великой французской революции, казнившей своих королевских  особ. На её кровавых руинах вознеслась  гордыня титана эпохи — Наполеона Бонапарта, тоже низвергнутого. В июле 1830 года – вторая революция во Франции, которую окрестили «торжеством народного суверенитета над божественным правом короля». В истории России – кровавый пугачёвский бунт, покушавшийся на монархию Екатерины II. В декабре 1925 года  на Сенатской площади Петербурга революционными дворянами была предпринята попытка свержения самодержавия, жестоко подавленная царём – казни, ссылки. И Лермонтов был лично знаком с некоторыми из декабристов.
Предполагают также, что молодого  поэта потрясли  прокатившиеся по России акции гражданского неповиновения – погромы, беспорядки, расправы  над чиновниками, известные как  холерная смута 1830-31 годов. Во время этих драматических событий, в июне 1830 года, в Севастополе был убит родной брат Елизаветы Алексеевны — бабушки поэта, урождённой Столыпиной.  Люди словно обезумели, испытывая крайнюю степень отчаяния, но, как казалось,  не от угрозы заразы и смерти, а из-за вводившихся карантинов, которые лишали  их свободы передвижения. Словно решался стихийный выбор в пользу «свободы любой ценой, даже ценою собственной жизни».
Исследователи,  анализируя предпосылки создания «Предсказания», по объективным причинам не могут учитывать особенности  психики Лермонтова в акцентированном планетарном узле: «Замок» ← Эрида → Марс. А ведь нельзя не заметить программных резонансов  этим трагическим событиям:  «оковы» «Замка» инициировали фон постоянного ментально-психического  напряжения, от которого тоже хотелось освободиться любой ценой, как от внутреннего «апокалипсиса»;  напряжение трансформировалось в психической энергии (Эрида) и  активировало программы бунтарского  Марса  в районе ASC. Осталось только суммировать  возможные ассоциативные импульсы «Предсказания»: троны  монархов лишены божественного  покровительства; российский трон расшатывается, и время стремится в направлении «падения российской  короны»; это  может быть достигнуто не конституционным компромиссом (декабристы), а появлением апокалиптически  «мощного человека»; оно повлечёт за собой безжалостные, беззаконные   и бессмысленные смерти.
Те же предпосылки заложены и в предчувствии собственной гибели: «я предузнал мой жребий, мой конец». Болезненные духовные оковы «Замка» с жизненным опытом могли  становиться  только тяжелее – «находишь корень мук в себе самом», и от этого нет спасенья – «жизнь ненавистна, но и смерть страшна».  Духовный груз  оседает  в виртуальных картинах психики (Эрида) – «душа сама собою стеснена», а затем образы свободно «перетекают» на асцендентарный диссонированный Марс, управляющий зоной смерти – VIII. Возможно, что марсианский колорит конкретно идентифицировался со смертельной пулей (металл),  «горячей», «кровавой» раной , – «кровавая меня могила ждёт».
А дальше можно констатировать, что начинается просто астрологическая мистика. Впору брать у Лермонтова уроки астрологического анализа. Потому что так прочувствовать в космических ритмах собственные структуры  может только космическое сознание. Расширим программу Марса, подключив к анализу через кармические аспекты Линию Узлов. Северный Узел  кульминирует в «полуденной» зоне, в знаке Рака – высшая реализация жизненного пути; анатомическое соответствие знака — «грудь». Что навеял  ассоциативный «Сон» поэту?

«В полдневный зной в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
 
Глубокая ещё дымилась рана,
По капле кровь точилася моя» …

Линия Узлов в соответствии с общей полярной структурой Карты также зеркально отражена: Южный Узел — Козерог /IV; Северный Узел – Рак / X. Это ещё раз подчёркивает общую «перевёрнутость» и поляризацию программ по которым инициировались  события жизни. На Южном Узле определяется Лилит – вектор Духа. Лилит объединяет Линию Узлов с кармическим «Замком» через аспект квадрата с Солнцем.  Поэт в раннем «Отрывке» очень убедительно описывает астрологическую суть своей натальной Чёрной Луны в «жилище Времени»  – Козерог/ IV  («где можем память сохранять») на «перевёрнутом» Южном Узле:

Есть грозный дух: он чужд уму; 
Любовь надежда, скорбь и месть:
Всё, всё подвержено ему.
Он основал жилище там,
Где можем память сохранять,
 
И предвещает гибель нам,
Когда уж поздно избегать.
Терзать и мучить любит он;
 
В его речах нередко ложь;
Он точит жизнь, как скорпион.
Ему поверил я – и что ж!..

На этом этапе уже вполне обоснованно можно говорить о феномене духовидения, реализованном   в сознании  Лермонтова в полярностях Ангел / Демон. Его поэзия  буквально пропитана этой контрастной духовной мистикой. Лилит в знаке «горнего» Козерога даёт исчерпывающие пояснения, почему захватывающая драма неприкаянности Демона в окончательной шестой редакции поэмы была  развёрнута на фоне величественных гор Кавказа.

5. Демон. Духовный плен.

Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землёй,
И лучших дней воспоминанья
 
Пред ним теснилися толпой;
Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила поменяться с ним.
Когда сквозь вечные туманы,
 
Познанья жадный, он следил
Кочующие караваны
В пространстве брошенных светил;
Когда он верил и любил,
Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья.
 
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый …
И много, много … и всего
Припомнить не имел он силы!..

В этом поэтическом отрывке на читателя  с самых первых строк обрушивается не столько  духовная мистификация, сколько настоящая Космогония, точно следующая структуре сознания автора. По предзаданному мистериальному пути и пойдём. Во-первых,  Демон, по утверждению повествования, – ипостась высшей ментальной энергии – Дух. Но какая ипостась? Ранее мы пришли к заключению, что Дух – это первичная электрическая энергия Космоса — «счастливый первенец творенья», которая пока не имеет своего астрологического эквивалента. В эзотеризме есть соответствующий образ её статичного состояния – «Древний Змий, кусающий свой хвост» — замкнутое на себя ментальное (электрическое)  кольцо – «покой в покое».
Умозрительно, когда в Пространстве возникает напряжение плазменной структуризации вещества (пространственные перегруппировки по однородным энергетическим признакам), то есть, происходит поляризация, кольцо, оказавшееся  в границах текущего процесса,  деформируется и разрывается, изливаясь  в веществе. Таким образом, первичная электрическая энергия получает импульс движения в направлении какого-либо из  образовавшихся полюсов структурированной материи – вектор. А сложившееся направление определяется преобладающими качествами самого вещества. В Астрологии трансформация «Духа», лишённого первичного состояния покоя,   имеет свой астрологический прототип – Лилит, или Чёрную Луну. Однозначно, лермонтовский Демон – эквивалент его Чёрной Луны.
Далее… Мистификация «изгнания» Духа в сознании Лермонтова возведена в степень. Почему?  Пространственный ориентир вертикальной «небесной»  оси Рак/Козерог направлен от Земли (эквивалент идентификации – Луна; Рак) к отдалённым внешним границам Солнечной системы (эквивалент идентификации Сатурн; Козерог). В Карте восходящий ориентир акцидентально перевёрнут, словно в условном радиолокаторе развернули на 1800  от первоначально настроенной шкалы ручку поисковика. В зените мы наблюдаем «возвышенную» обитель Рака, а в материальной  глубине – «пониженный» статус Козерога. Регрессивная «заземлённость» пространственной вертикали, её «нисхождение», или «падение» – это первый вывод.
А во-вторых, понятие ориентации для самой Земли  во внешнем безмерном пространстве  Космоса дают нам Узлы Луны тоже по условному вектору. Северный Узел ориентирует опять же на вертикальное восхождение —  в Будущее, прогрессивное и эволюционное, а Южный Узел отражает Прошлое, регрессивное и инволюционное. Ещё можно добавить, что  в обители Лилит, Козероге,  происходит эссенциальное изгнание уже её плотного прообраза – физической Луны,  – не слишком лояльна энергетика этого участка эклиптики к подлунной материи. Фиктивная планета имеет соединение с Южным Узлом (орб 2 мин.)  в знаке Козерога, IV. Получается условное «падение» «инволюция» и «изгнание» высокостатусной  Чёрной Луны  по акцидентальным  и регрессивным признакам.
Зажатая  осью Узлов, она становится частью их механизма, и императивно стремится в направлении Северного Узла, который в Карте конкретно управляется Луной. Это значит, что Луна для Лилит является объектом особого искусительного притяжения,  и  она обречена вращаться непосредственно в плоскости Лунной орбиты —  «летать над грешною землёй», отсчитывая дни своего «униженного» пленения (Луна /Рак — сутки), которые образуют  течение «веков бесплодных ряд унылый» (Сатурн /Козерог). Полярное  напряжение  личностного  мироощущения автора резонансно  основе мистического сюжета. Несомненно, что натальная Лилит имеет скрытый отрицательный потенциал, а идентифицированный с ней герой олицетворяет вселенскую природу отрицания — «Зло». Суть космологической драмы  заключается в том, что первоначально  «чистый  Херувим» получает вектор  пространственного направления к Земле, и совершенно обоснованно трансформируется здесь в демоническую сущность.

Автор:Астролог Аникеева Ирина

(переход к части 5)

1