Поворот Меркурия в обратное движение.

Меркурий

автор: Алла Арефьева

Чтобы жить и радоваться, нужно всего две вещи: во-первых жить, а во вторых радоваться!)))

Мы маски разные меняем
И только счастье всем к лицу М. Васильева

Красота не извне, все красивое лишь внутри человека. И каждый сам выбирает, что для него прекрасно.

Уходят люди, словно корабли

Из гавани одной, но разным курсом,

И исчезают в солнечной дали,

Чтоб никогда в ту гавань не вернуться.

Одних стираешь, словно мел с доски,

Других с трудом из сердца вырываешь.

И без одних ты счастливо живешь,

А без других никак не выживаешь…

Одни уходят, не оставив след,

Других следы прибой времен стирает,

А кто-то оставляет шрам в душе,

А кто-то саму душу забирает…

Поворот Меркурия в обратное движение 28 апреля в 20 часов 20 минут по московскому времени.

Хочется покоя, мира, любви, понимания с полуслова. По факту мы убегаем в интересненькое, а когда возвращаемся, почему-то находим то, что находим – мало похожее на душевное единение и взаимопонимание. Мы готовы на «прием», а «трансляции» нет. Мы можем сами тормошить людей в неподходящий момент, когда они серьезно заняты. А они, принимая в расчет прошлые обиды, когда мы были к ним равнодушны, могут не проявить к нам душевного тепла в той мере, что мы от них ожидаем. (+) Чувствуя и понимая другого человека, наводим к нему мосты, прощая его прошлые ошибки, помня свои промахи. Делая на то, что мы люди и имеем право ошибаться. Но должны также исправлять ошибки, как бы обидно ни было и ни хотелось бы сказать: «Он виноват больше моего». Эх, век живи и век учись. Важно стараться выговаривать то, что нас не устраивает, в тактичной форме, и тогда неприятные моменты, когда не прислониться к любимому плечу, сойдут на нет.

2-я фаза ретро петли Меркурия с 28 апреля по 22 мая. Мы можем быть излишне щепетильны, придираясь в мелочах, и в то же время не хотим видеть главного. В упор избегаем того, что может нам помочь решить сложную ситуацию. Боимся узнать то, что может нам причинить боль, и предпочитаем неизвестность, думая, что само рассосется. Само не рассосется. Многое будет складываться так, как заложено было раньше. Мы мало что можем кардинально изменить, но в то же время наше бездействие может привести ситуацию в тупик. Потому открываем глаза и видим, принимаем решение сами, а не то судьба все сделает за нас, и нам, мягко говоря, может не все понравиться.

— Мир тебе, – ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.

– Привет, – Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.

Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.

– Высоко ты забрался, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.

– Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.

Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.

– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот. Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.

– Нет, я ни за кем.

– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, — счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…

Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:

– А ты сюда зачем?

– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.

– Так ты, это… и от болезни можешь?

– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.

– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот. – А ну пошли!

И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.

Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.

Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.

– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.

Кот отвернулся и быстро вытер глаза.

Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.

– Я, наверное, останусь пока у вас, — сказал он, размешивая мёд, — Пока Михайловна не встанет.

– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?

– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.

– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот. – А тебя как величать?

– А у нас имён нет. Просто Ангел.

Кот молча подвинул ему сливки и при хлебнул из кружки.

Тикали над ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.

– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот. – Выходит, тебя ждал. – И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру: – Носки тебе связать надо. Что же ты босиком-то по снегу?…

КОТЫ И АНГЕЛЫ ХУДОЖНИКА В. РУМЯНЦЕВА

.

Со мной можно связаться: почта allaaltin@mail.ru +79030926142

Арефьева Алла  Автор: Алла Арефьева

.

1